Артемовск. Пограничное состояние
Четверг, 19 Март 2015 00:00 Версия для печати

Артемовск. Пограничное состояние

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Артемовск. Пограничное состояние
Пятница, 13-е марта.
Проливной дождь.
Все условия, чтобы рвануть на взрывоопасный Донбасс.
В качестве бонусов – убитые еще до войны дороги Донецкой области
[Красноармейск в этом плане уверенно побеждает: центр города – просто ямы в кубе].
И GPS-навигатор, часто норовящий завести не в ту степь.
Цель поездки – помощь бойцам АТО путем энергоимпульсной терапии. Об этом способе лечения болевого синдрома по дороге в АТО детально рассказывает Ольга Ковалева – кандидат медицинских наук, доцент кафедры терапии, физиотерапии и курортологии Запорожской медицинской академии последипломного образования, инициатор поездки на Донбасс и участница "Жіночої сотні Запоріжжя". Уже в пути узнаем, что в Попасную, первоначальный пункт приезда, лучше не соваться – постреливают. Зато с удовольствием примут в Артемовске.
– Свою работу я начала в госпитале в Черкасском Днепропетровской области еще в августе. Брала "тяжелых" мальчиков – с черепно-мозговыми травмами. Моя методика, разработанная 20 лет назад, при лечении раненых солдат давала лучший результат, чем в случае с обычными больными. Такой дружбы и взаимоподдержки, как у этих ребят в черкасском госпитале, я не видела нигде! Как-то молодые ребята подходят, говорят: "А можно вы "Батю" полечите?" Батя – это, оказалось, доктор-хирург моего возраста, 52-х лет, отец трех дочерей. Зовут его Саша. Вызвался на войну добровольцем. Стал механиком, чтобы заменить юного паренька, которого в бою разорвало на кусочки. "Батя" сказал: "Я уйду – и эти гады убьют еще одного такого Мишу, и мои дочки останутся без потенциального жениха". Логика в этом есть. Уходят лучшие, цвет нации, которым бы еще жить и любить в нашей стремительно стареющей стране, – рассказывает Ольга Владимировна.
Историй о ребятах из Черкасского у Ольги Владимировны масса. Светлых и грязных. Например, рассказ необстрелянных пацанов, которые летом стояли на блокпосту возле Славянска. Очень долго не могли переступить через себя – выстрелить в человека. Однажды пошли, пользуясь непричесанным полевым лексиконом, "поссать" в посадку. И обомлели: там лежали трупы изнасилованных девочек 15-16-ти лет. Местные рассказали, что "новороссами" такое практиковалось не раз. Ну, все – у наших пацанов появилась мотивация, и патронов для фанатов "ДНР" они уже не жалели.
Мотивация – ключевое слово. Многие бойцы, утверждает медик, сами себя программируют на героическую смерть, считают войну наивысшей своей миссией. Мы же должны их перепрограммировать на другую идею-фикс: война закончится – и вам надо будет страну поднимать и семью заводить, убеждена Ковалева.
Между миром и неизвестностью
– Да ну как? Непонятно. Та сторона угрожает наступлением. Украинские военные обещают, что город не оставят. В общем, все шатко. Когда тут была "ДНР", многие артемовцы туда записались, чтобы свести старые счеты – отжимали бизнес, забирали крутые машины. К обычным прохожим не цеплялись, – рассказал, наливая кофе, продавец в местной "бакалейке".
Неопределенность висит в воздухе. Вроде по всему городу висят растяжки: "Слава Україні! – Героям Слава!" – и чуть ли не каждый троллейбус ходит с прикрепленным сине-желтым флажком, да и Артемовск кишит военными. В то же время люди напряжены в ожидании наихудшего. Кстати, дореволюционное название города, Бахмут, встречается пусть не чаще, но вровень с советско-современным его названием. Может, чем раньше город на реке Бахмут откажется от имени большевика Артема, склепавшего в 1918 году марионеточную "Донецко-Криворожскую республику", чьей преемницей "официально" стала такая же "Донецкая народная республика", тем быстрее здесь наступит окончательный мир?
Три танкиста
В центральной районной больнице Артемовска лечат и местных жителей, и военных, приезжающих с разных подразделений разных участков зыбкой линии фронта. Здесь же, в больнице, квартируют врачи Первого добровольческого мобильного госпиталя имени Пирогова. Девочки и крепкие мужики с медицинским образованием приехали по первому зову из Киева, Львова, Винницы, Житомира и других городов.
– Я уже по второй ротации приехала в Артемовск. Работаем всем миром. Меня сразу спросили: "Операционной сестрой будешь?" Ну я и стала. Это было при выходе наших из Дебальцево. Только в нашу больницу в тот день госпитализировали 95 человек. Всего Артемовск принял тогда 300 тяжелораненых. Одних оперировали и отправляли на реанимобилях в Харьков, Днепропетровск, часть оставляли здесь. На второй день был такой же наплыв ампутантов, с политравмами. На третий день к нам попали те, кто выходили из окружения сами – пешком, на БТРах, танках.
Честно говоря, как операционная сестра, работала первый раз в жизни: до этого стояла с другой стороны операционного стола как хирург. В Запорожье восстановила сертификат хирурга из-за этих времен, – улыбаясь, рассказала терапевт артемовской больницы Людмила Глиняная, сама из Днепропетровской области.
О кровавом выходе из Дебальцево многое поведал танкист 17-й танковой бригады Гена, пока мы шли в парикмахерскую [раз уж попал в мирный город, надо сбрить свой чубчик] – два его боевых побратима оставались на приеме у врача. Положили наших русские много, немало сгорело и техники. К счастью, мы вышли. С первым попавшимся "гражданским" Гена быстро переходит с темы на тему: хочется высказаться.
"Сколько лет дашь?" – Гена показывает в кошельке фото голубоглазой блондинки. "27". "Мгм, – Гене ответ понравился. – 41. Жена моя. У меня вообще был вариант в Италию уехать, но решил, что лучше сюда. Да я и спортом до этого занимался активно. Даже там, где мы сейчас стоим, сделал себе турник: в свои за сорок делать по 15 подтягиваний плюс подъемы-перевороты – неплохо, а?"
Киваю. Пока украинская армия здесь, все неплохо. Уберется путинская нечисть к себе домой – станет еще лучше. Поскорей бы.
Андрей БЕЗРУК,
Запорожье-Артемовск-Запорожье,
фото автора

 


Прочитано 1414 раз



Поиск